МЕСТО КАРАНТИНА — Эйнштейн

«Может просто до него никто не чувствовал с такой страстью?..» – МЕСТО КАРАНТИНА

cover_the_place_of_quarantineMyQMark

Под нудным, моросящим дождем Гюнтер повел меня в музей Альберта Эйнштейна. Там было пусто; мы около часа бродили по небольшой квартире, в которой Эйнштейн создал свои первые теории. Я рассматривал копии его писем в редакции журналов, не принимавшие его всерьез. Представлял, как он, отвергнутый научным миром, записывал свои формулы за кухонным столом, пока жена укачивала ребенка в смежной комнате, за шаткой ширмой. Именно здесь он пережил в полной мере тот самый переворот, перелом – но только без подсказчиков, как я и все мы: он был первым. Первым, кто осмелился думать по-другому. Он начал с симметрии и получил из нее новые законы динамики мироздания. Это была точка поворота. В каком-то смысле, точка невозврата.

Потом мы пошли в бар и впервые напились вместе. Я возбужденно и многословно доказывал Гюнтеру, в чем секрет Альберта Эйнштейна – и Гюнтер доказывал то же самое мне. Ему – Эйнштейну! – сказали без экивоков, что он не годен к серьезной физике – но он не мог не то чтобы о ней не думать, а скорее, не чувствовать того, что переполняло его душу. Именно то, что он ощущал всем существом – симметрия, подобие, согласованное изменение пространства-времени – задало направление и не дало ему уйти в сторону. Краеугольная смена парадигмы до Эйнштейна была не под силу разуму человека – или может просто до него никто не чувствовал с такой страстью? Страсть помогла ему не ужаснуться, заглянув в бездонную глубину. Помогла объять необъятное, удержать в голове картину всего сразу. Мысли выстроились в замкнутый контур; идея мелькнула – и была поймана в этот контур, как волк в кольцо красных флажков. И он, Альберт Эйнштейн, обуздал идею, сформулировал, высказал ее вслух…

Слово «страсть» употребил я, и Гюнтер с ним согласился. Это был миг нашей общности, мы стали соратниками в тот день. Конечно, в нашей науке симметрии и подобия были не те, о которых размышлял Эйнштейн. Мы имели дело не с глобальным пространством-временем, а со скрытой глубоко в математике неизменностью уравнений относительно вращений и сдвигов, замен «правых» частиц на «левые» и так далее. Несмотря на совпадение с экспериментом, наши теории не были точны. Мы работали с приближениями в разных шкалах энергий, и самое интересное было от нас скрыто: при переходе от шкалы к шкале, от масштаба к масштабу менялся не только вид уравнений, но и их внутренние свойства. Мир, «остывая», переходя от высоких энергий к низким, становился менее симметричен – спонтанно, сам собой, без вмешательства извне. Материя обретала новые формы, в ней возникали новые структуры – это был прогресс, движение вперед, но за это природе приходилось платить, отказываясь от части совершенства.

Именно спонтанное нарушение симметрии стало средоточием моего интереса. Мне хотелось проникнуть внутрь, узнать, как это происходит, за счет чего? Каков он, механизм перехода, когда материя становится другой?..» – МЕСТО КАРАНТИНА

Изображение:  VityaR83


cover_the_place_of_quarantine

Купить:

 


 

Приглашение к интеллектуальному сотрудничеству
(печатное издание книги «Место Карантина» в подарок)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s