МЕСТО КАРАНТИНА — Знание

«Дайте ему уверенность, что это знание не обман, и он изыскивает в себе такие ресурсы…» – МЕСТО КАРАНТИНА

cover_the_place_of_quarantineMyQMark

Справа, со стороны моря, налетел порыв ветра, едва не вырвав зонт из моих рук. Спицы согнулись, захлопала черная ткань, мелкий дождь сыпанул нам в лица. С минуту мы боролись с зонтом, потом ветер так же резко стих, мы пошли дальше. Эльза проговорила уже спокойнее: «Ну да ладно. Тут, в этом месте, не может быть больших потерь и жертв. Тут даже девственность было бы не потерять. И во всем есть логика: как ты объяснял мне – наши тела, наши жизни нужны лишь для того, чтобы накапливать опыты в этих твоих Объектах. Что ж, буду накапливать – сколько их еще у меня случится? Даже и здесь – с одним соседом, с другим…

Она замолчала, потом добавила: – Какие-то из опытов могут выйти счастливыми, как считаешь? Должна признаться: проживая все здесь, с тобой, я почувствовала, что когда-то смогу быть счастлива – всерьез, взаправду. И еще мне ясно – быть по-настоящему счастливым можно лишь после смерти. Хотя бы после одной!

Мы дошли до ажурной беседки с мокрыми, пустыми скамейками и повернули назад. Сделав несколько шагов, Эльза остановилась, обхватила себя за плечи и сказала: – Иди домой, я немного погуляю одна. Нет-нет, мне не нужен зонт, я так… – и быстро пошла прочь, свернула к лестнице, стала спускаться вниз, к морю. Не оборачиваясь, помахала мне рукой – мол, иди, иди…

Больше мы с ней не виделись в этот день. Поднявшись в квартиру, я послонялся по гостиной, сварил себе кофе, сделал глоток и вылил все в раковину – во рту от него была лишь горечь. На столе лежала одна из ксерокопий – что-то о квантовании гравитации. Я взял ее, пошел в свою спальню, сел в кресло, но вместо чтения лишь рассматривал стену напротив с молчащим экраном, размышляя обо всем сразу.

Вечерняя сессия с Нестором началась ровно в пять. Он появился все с тем же выражением безразличия, показывая всем видом, что меня никто не торопит, что ему все равно. Сухо поздоровался и поинтересовался: – Как ваш день? Мерзкая погода, не так ли?

Да-да… – рассеянно согласился я. Мне хотелось рассказать ему – как советнику, как другу – о нашем разговоре с Эльзой, о том, как она ушла от меня в дождь. Об уличном певце на пустой набережной и о его гитаре под дождевиком.

Нестор… – проговорил я и вдруг, неожиданно для себя самого, спросил: – Скажите, Нестор, как меняет людей знание о новых жизнях? У вас большой опыт, вы видите многих на перепутье. Они убеждаются у вас на глазах, что жизнь не одна, за первой следует другая, другие. Убеждаются наверняка – не сомневаясь более, не гадая.

Нестор усмехнулся: – Хотите пофилософствовать? Что ж, это успокаивает нервы. Хоть вас и так взволнованным не назовешь…

Он замолчал, по обыкновению пожевал губами и сказал, будто нехотя: – Мой ответ удивит вас. В целом, мне кажется, это знание делает человека лучше. Я об этом размышлял, признаюсь – даже и записывал кое-что.

Делает – каким образом? – не отставал я.

Повторяю: в целом, – произнес Нестор с нажимом. – Потому что есть ‘верующие’ и есть ‘думающие’ и массу верующих ничто не изменит, она безнадежна. Ну а те, что отваживаются на мысль, вдруг понимают: ни от чего не сбежишь – никогда. Объект Б не позволит, и отпущенное тебе время лучше уж тратить не на то, чтобы усугубить… Ну а если времени отпущено больше, чем было принято считать, это лишь фокусирует, повышает ответственность.

Так просто? – недоверчиво спросил я.

А что в данном случае усложнишь? – пожал плечами Нестор. – В вашем мире уж как только ни старались облагородить природу человека – ничто не работало, а вот дайте ему знание, что жизней много, что все не напрасно… Дайте ему уверенность, что это знание не обман, и он изыскивает в себе такие ресурсы… И начинает смотреть по-другому – даже, знаете ли, ощущает связь с мирозданием, пусть лишь интуитивно, не имея понятия о консионном поле. Даже чувствует взаимозависимость – судеб, жизней, всех от всех – пусть ему никто не рассказывал об Облаке и кластеризации Объектов. Ну и как следствие, индивидуум вдруг верит, что, отдавая, а не потребляя, он генерирует некий реальный, почти материальный исходящий поток, так или иначе влияя на жизни прочих, добавляя в них содержания. Его маленькие потуги толкают других к своим каким-то – и все это, заметьте, осознается без всякой математики. Этакий слюнявый гуманизм, вдруг обретший индульгенцию, неоспоримый смысл…

Все же позвольте, – прервал я его. – Усложнение тут напрашивается само – нелинейность, ярко выраженная обратная связь. Судьба то манит тебя морковкой, то дразнит красной тряпкой, и ты бросаешься – с ней наперегонки или поперек. Она заманивает тебя в ловушку, где ничего, кроме памяти и боли – и тут же меняет местами цель и средство, заставляя тебя двигаться вперед… Нелинейная динамика в чистом виде, не так ли?

Открыли Америку, – хмыкнул Нестор. – Ребенку понятно: цикл с обратной связью – от безнадежности к иллюзорной цели, от кажущейся случайности к своему, как бы собственному, ‘непреклонному’ стремлению… Можно порассуждать и в терминах Объектов Б – притянуть тут же к ответу всех окружающих, ‘случайных’ встречных. Многие из них когда-то становятся не нужны твоему Объекту – и ты освобождаешься, отталкиваешь их прочь. Да, отталкиваешь – а может и нет…

Нестор помолчал, потом махнул рукой и добавил как-то устало: – Ну и конечно, говоря еще о смыслах, всякие там игрушки, сундуки с богатствами остаются за скобками при переходе из жизни в жизнь. Это тоже помогает пополнять ряды – если глянуть со стороны меньшинства – или, если посмотреть с другой, выбывать из рядов. Вырываться из матрицы, из негласных, но очень цепких соглашений с обществом, из навязанных им стереотипов. Человеческую природу не изменишь так сразу, но все же тут, у нас, власть общественного мнения послабее. Уже не так очевидно, что считать ‘успехом’ – это шаг вперед, согласитесь. Трансформируется и еще кое-что – например страхи. Страшно копить разочарования, поражения, страшно быть неудачником из жизни в жизнь. Или знать, что ты не реализуешь себя – пусть даже в то, что ты мог бы делать, никто не верит, пусть над тобой смеется твоя семья. Ну и… – советник подался вперед, его голос как-то истончился, еще заострился подбородок. – Ну и страх смерти: он предстает вовсе не тем, чем изначально казался. Он – не более чем сублимация двух других: страха не успеть и страха потерять. И все закручивается в клубок: ты стремишься, от тебя ждут, потом потешаются над тобой, не понимая, чего ты на самом деле сумел достичь. И ты принимаешь это как плату за освобождение от одного из страхов – и тут же вспоминаешь о втором и думаешь с тоской: где она, та, что не может себе позволить полюбить тебя всей душой, считая, что любить можно лишь тех, кто рядом… Полагаю, я ответил на ваш вопрос? Конец сессии. Следующий ответ – за вами!» – МЕСТО КАРАНТИНА

Изображение:  mdichow


cover_the_place_of_quarantine

Купить:

 


 

Приглашение к интеллектуальному сотрудничеству
(печатное издание книги «Место Карантина» в подарок)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s