ПРОСТАЯ ДУША: Истории о книге — Неуловимое нечто

Я признал: мое представление о стране, в которой я вырос и которую покинул, однобоко и не совсем верно…

Story Behind A Simple Soul - IS

cover_a_simple_soulНаш американский бизнес развивался медленно и трудно. Первые годы у нас не было ни денег, ни опыта, ни связей. Мы сделали все ошибки, которые могли сделать, но, тем не менее, дотерпели до момента, когда количество усилий перешло в качество. У нас случился прорыв и за ним – стремительный рост.

Мы наняли много новых сотрудников. Они разделились на две, почти равные части: американскую, занятую в маркетинге и продажах, и русскую, развивавшую наши технологии. Между этими двумя половинами создалось напряженное, где-то даже враждебное противостояние.

Почти вся русская часть состояла из программистов, вывезенных из России. Вся американская – из хватких парней, поработавших в успешных хай-тек корпорациях. Это были очень полярные группы. Медиатором между ними выступал я – исторически сложилось так, что я занимался всей внутренней жизнью фирмы, а мой партнер – всей внешней.

Маркетологи и сейлсы не любили программистов за их «дикость» – полное отсутствие умения общаться, привычного для американской компании. Программисты недолюбливали наших американцев, чувствуя, что те относятся к ним с презрением, как к недостаточно цивилизованным людям. Должен признать, с программистами и мне было трудно – я к тому времени весьма отдалился от российских привычек и манер. Тем не менее, положение обязывало, и я, как мог, пытался примирить эти сообщества друг с другом.

Когда программистов приехало много, и создалась некоторая критическая масса, я вдруг почувствовал, что мое отношение к ним изменилось. Я совершенно определенно ощутил, что в российской части нашей фирмы воссоздается и распространяется вокруг что-то неуловимо-светлое-русское, какой-то специфический российский дух вечных времен, который когда-то был мне так близок. Я был уверен, что он изжит, уничтожен, растоптан годами «перестройки». Почти все программисты были молодыми людьми, взрослевшими в 90-е годы, когда в России наблюдался страшнейший упадок всего духовного. Тем не менее, я понял, что почти все осталось – пусть и замаскированное налетом новых времен.

А затем я заметил, что две «полярные» половины стали вовсе не так враждебны. В них зародился интерес друг к другу – сам по себе, мои усилия не сыграли заметной роли. Что касается программистов, это было естественно: попривыкнув, перестав пугаться и стесняться, они, так или иначе, стали познавать страну, в которой теперь жили. Но и американцы, не имея казалось к этому никаких причин, тоже стремились познать что-то – чувствуя, подобно мне, что в русской части компании это «что-то», достойное усилий по его познанию, действительно существует. Все чаще мне стали задавать вопросы о России, о российской жизни, культуре и проч. Все чаще американские и русские сотрудники вели беседы, несмотря на языковый барьер. Мы даже стали устраивать «русские вечеринки» с большим количеством водки – ставшие очень популярными среди американцев…

Я признал: мое представление о стране, в которой я вырос и которую покинул, однобоко и не совсем верно. Звериные инстинкты, выпущенные наружу в начале 90-х, не смогли задушить что-то главное, что присуще этой земле и ее людям. Тем не менее, я все еще был далек от мысли побывать там вновь – даже в коротком отпуске…

 

Изображение: shutterstok.com


 

Купить:

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s